Витя ослепляет правдой, бликует на солнце румяным гепатитным боком, умиляет самобытностью и немного парами перегара. Эта серия работ — моя цензура реальности, мой скромный сельский протест.
Главное (in progress)
Холст, акрил, цветные карандаши, 80×80 см.
Здесь будет главная картинка, которая объясняет вообще все.
Kisa is Щелково
Холст, акрил, цветные карандаши, 30×40 см.
Улитки
Холст, акрил, цветные карандаши, 40×40 см.
Сросшиеся пальцы
Холст, акрил, цветные карандаши, 30×50 см.
Опустившаяся интеллигенция или поднявшийся пролетарий?
Кто такой Витя?
Он — хлеб и соль, пища для сознания и сахар для воображения. Но прежде чем выписать его лик в вечности, надо отнять у него водку, дать ему в руки что-то прекрасное, хлебное и сладкое, например, пончик, и включить поярче солнце.
Человек, родившийся в 80-м году, милый школьник, отличник, хорошо играл в теннис, юношеский разряд по плаванию. Розовощекое солнечное детство среди высоких сосен и цементных лениных. Светло-русая макушка, широкая улыбка, мороженое на площади с улыбающимся в ответ Гагариным. И что сейчас? Зачем он ел мороженое и лучше всех плавал? Чтобы прилечь холодным и промозглым ноябрьским вечером около собственного подъезда?
В селе на каждом шагу можно найти сокровища. Люди нещадно выбрасывают на мусорки свое прошлое, и его поглощает голодная сырость и холод нашей средней полосы. Вот лежащий на ступеньках сельской бани бомж — значит где-то рядом для баланса лежит его выброшенное детство. Например, выцветший медведь, фарфоровый заяц с отбитым ухом, книжка Рэя Бредбери, старая военная форма отца и лакированный портрет олимпийского мишки, который улыбался ему со стены 37 лет подряд. Можно собрать сырые поеденные плесенью осколки его детства и юности, поднять его вертикально, нарисовать солнце и лебедя из шин, и баланс восстановится, круг замкнется, теперь его прошлое, настоящее и будущее поселились в вечности.

Витя — хорошо образованный, но не очень опрятный, уже немолодой, но лихой мужчина. Он лично сам много что читал, думал о прочитанном, у него разноплановые интересы. Его дед обязательно воевал, а Витя склонен симпатизировать идеям фашизма. Его щекочет мысль о принадлежности некой избранной нации, он каждый вечер находит в себе арийца.

Он ждет, когда умрет его бабушка. Не то, чтобы он ее не любит, нет. Просто после ее смерти он сможет, во-первых, сдавать ее двушку в сталинском доме, выданную ей за ударный труд во благо. Во-вторых, продать коллекцию открыток советского периода с аукциона. Тогда он сможет не работать охранником. Он не любит работать. Ведь работа бессмысленна в стране, где у власти, как он уверен, воры и жиды. У него немного не хватает зубов, зато он уж получше многих рассуждает об истории искусства. Нет, правда, он прекрасно разбирается в художниках начала 20 века. Многие — нет, а у многих все зубы в порядке.
Витя отдыхал
Холст, акрил, цветные карандаши, 50×100 см.
Витя работал в пункте приема металла, рассуждал о меди и сдавал ее, в одном из походов по мусоркам нашел нашел 6 пар лыж.
Бомж is Лос Петроса
Холст, акрил, цветные карандаши, 30×50 см.
Барачный район на ст. Соколовская
Красный Октябрь
Холст, акрил, цветные карандаши, 30×40 см.
Люмпен
Говоря о люмпене, нельзя не упомянуть Ленина. Ленин — неотъемлемая часть люмпена. Неизменная константа пролетарского бытия. Где бы ты ни жил и что бы ты ни делал, Ленин будет повсюду. Никаких эмоций, просто данность. Как в «Норме» Сорокина. Здесь он настолько жив в голове, что референсы не нужны, любой может вслепую накидать.
Хех, ре-фе-рен-сы, — усмехается, стоит, скрестив руки, наша пионерская красно-коричневая испостась из прошлого.
Почтовое отделение в Лосино-Петровском
Оля с бананами
Холст, акрил, цветные карандаши, 35×50 см.
Что-то о массонах
Холст, акрил, цветные карандаши, 35×50 см.
Гопник
В нашей полосе все очень среднее, все в смеси между белым и черным. Средняя общеобразовательная школа, средне-русый оттенок у всех на головах, средне-серый цвет лиц и глаз, климат умеренный. Можно жить, не отсвечивая ничем, свою средне-статистическую жизни где-то посередине между Садовым и МКАДом. Как вся его родня и родня их родни, и его школьные друзья, и их родня.

Гопник — чахлое дитя столичных стеклобетонных окраин. Гайморитное детство, с трудом оконченная средняя школа, исключение после 9-го класса. Гопнику ничего не интересно, гопник — мишура и нищета нулевых.

Он всегда тут был. Он — окраина, он — наше люмпен-прошлое с чупа-чупсом во рту вместо сигаретки.

Олег Бессмертный
Бумага, цветные карандаши, А4
Артемка гопник
Холст, акрил, цветные карандаши, 35×50 см.

Портрет гопника
Холст, акрил, цветные карандаши, 35×50 см.
Артемка в пончиках
Холст, акрил, цветные карандаши, 40×40 см.
Гопник — это как твой детдом за бетонной окраиной. Ты уже вырос и знаешь, что так жить нельзя, и твое детство уродливо, но все равно регулярно приезжаешь туда и с нежностью и слезливой тоской смотришь на него и умиляешься. Потому что это часть твоего прошлого, и ты так вырос.
Сережа
Холст, акрил, цветные карандаши, 25×35 см.
Олег Бессмертный
Бумага, цветные карандаши, А4

Пиротехник
Бумага, цветные карандаши, А3
Графика
Бумага, цветные карандаши, маркеры, А3
Кто автор?
Меня зовут Маруся Чайка, я художник. Есть бытописатели, а я бытохудожник.
Я часть большого пласта общества, средних окраин средней полосы.

Я живу в маленьком бывшем военном городке где-то в России. Я микроскопическая часть 17 млн. км² окраин. У нас тут сельская жизнь, обломки истории, алкоголизм, необразованность и культура, старая и новая интеллигенция, споры о политике, фольклор и святость.

С помощью своих картин стараюсь выразить символизм ситуаций, от которых обычно люди пытаются бежать. Здесь нет художников, в основном люди стараются уехать отсюда в столицу. А я наоборот, приехала из столицы сюда, потому что мое место здесь.
Я придумала цензурировать всякую херню не черным прямоугольником, а пончиками. Так ведь в сто раз прикольней.
Если вам нравится то, что я делаю, можете поддержать меня, посетив
мою страницу на Patreon
+7 903 277 99 39
marusyachaika@gmail.com
telegram: @marusyachaika
Буду рада обратной связи по почте, в Instagram или Facebook
All photo and video materials belong to their owners and are used for demonstration purposes only. Please do not use them in commercial projects.
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website